Таш-Рабад
  • Автор: Александр (Karahan)

  • Бишкек
  • Звание: Еще не определился
  • Металлоискатель: E-Trac
29 июля 2016

О том что «проклятье фараонов» действительно существует, я убедился на собственном опыте. В научном мире постоянно муссируется факт о неожиданных и трагических смертях участников египетской экспедиции, вскрывших гробницы фараонов. Оказывается, способностями насылать невзгоды на нарушителей вечного покоя погребенных обладали не только египетские жрецы. Однако, давайте я расскажу обо всем по порядку.

Однажды в составе Иссык-кульской археологической экспедиции под руководством академика Владимира Михайловича Плоских мне с аспирантом Асаном Торгоевым довелось раскапывать древнее захоронение. В глиняном карьере в местности, называемой Тёш, мы расчищали катакомбу, разграбленную еще в древности. Сохранившийся погребальный инвентарь позволял датировать захоронение гуннским временем или эпохой Великого переселения народов. Захоронение оказалось групповым, в те времена вместе с умершим или погибшим главой семейства хоронили его супругу или наложницу, а иногда их детей и рабов. Один из черепов имел необычную вытянутую форму. Если не знать о древнем обычае: деформировать головы детей у родовой знати, то можно подумать, что это череп инопланетянина. Неожиданно начавшийся дождь прервал нашу работу. Наспех мы присыпали погребенье, забрав череп «инопланетянина» для антропологического изучения. Он и сейчас стоит в музее Славянского университета, и студенты шутливо называют его «Бедный Йорик». Мне этот экспонат не нравится вовсе, и ужасно совестно за своё кощунство перед далекими предками. Слабое оправдание, что череп необходим для науки, рассыпается от внутреннего убеждения о неэтичности публичной демонстрации человеческих останков.

Раскопы древних погребений — не моя специализация, но в очередной археологический сезон шеф экспедиции Владимир Михайлович назначил меня своим замом и поручил продолжить раскопки могильника. На этот раз в команду входили Валера Кольченко, молодой и перспективный ученый, профессиональный археолог, каким-то чудом умудряющийся жить на мизерную зарплату научного сотрудника института Истории и аспирант Боннского университета, а совсем недавно студент нашей кафедры Филипп Ротт, тоже фанат своего дела с большими амбициями. В нашу группу напросилась словоохотливая Светлана Михайловна Громова, любительница археологии с богатым жизненным опытом и страстная собачница. Кроме того, с нами направили трио киношников, которое поэтапно фиксировало все наши действия.

Свой полевой лагерь мы разбили недалеко от усадьбы, находящейся метрах в ста от карьера. Дружелюбная хозяйка взяла на себя обязанности поварихи, сняв с нас груз проблем, связанных кухней. Её лохмоногая собачка увязалась с нами на раскоп. Ещё бы ей не увязаться, если сердобольная Светлана Михайловна оторвала от нашего пайка огромный шмат колбасы и долго умилялась, как жадно кушает псина, которую, вероятно, хозяева совсем не кормят. На карьере четверо сельчан вручную грузили глину на тракторную тележку. Коммуникабельные рабочие рассказали, что черепа они здесь находят постоянно, но оставляют захоронения нетронутыми или закапывают человеческие костяки в другом месте. Встречались им керамические горшки и деревянные изделия, но брать что-либо из могил никто не осмеливается — примета очень плохая. В назидание они поведали историю о том, как их знакомый принес домой горшок из могилы, и сразу в его семье начались несчастья, прекратившиеся после того, когда сосуд вернули на прежнее место. Нам тоже посоветовали не брать грех на душу, но чем больше нас отговаривали, тем сильнее хотелось посмотреть место, где зарыт горшок, приносящий несчастья.

— Эти вещи нужны для науки, — опрометчиво отвечали мы, не опасаясь за последствия.

Один из рабочих отвел нас от карьера в овраг, промытый сбегающими с гор водами, и широким жестом указал: ищите здесь. Мы принялись тщательно исследовать район, когда услышали крики грузчиков. Надо же случиться такому счастливому совпадению, именно в этот момент они наткнулись на катакомбу. Все вместе мы оценили это как подарок судьбы. Неожиданное открытие вдохновила нас. Общими усилиями мы принялись разобрать свод катакомбы, при этом пришлось нагрузить глиной три тракторных тележки.

Катакомба представляла вырубленную в склоне камеру на глубине трех метров. Расчищать этот раскоп досталось Валере Кольченко. Уже при зачистке стало ясно, что захоронение ограблено в древности. На борту карьера четко обозначился воровской лаз. Действительно, в камере царил беспорядок. Человеческие останки рабросали по всей катакомбе, вперемежку с остатками деревянных конструкций, возможно, настила или носилок. Среди вещей, лежавших в изголовье, обнаружилась истлевшая берестяная ваза, с изящной ручкой, деревянная чашка и другие свидетельства, что захоронение относится к довольно темному отрезку в отечественной истории, когда к заселявшим Прииссыккулье усуням и потомкам саков перекочевали лесные племена, изгнанные со своих мест гуннами.

Кроме этой катакомбы, сельчане указали нам еще на три перспективных участка. Чтобы не толкаться всем вместе, мы разделились, каждый выбрал себе по катакомбе, и работа закипела. Время от времени мы наносили друг другу визиты, поскольку все из раскрытых катакомб были по-своему интересны.

В катакомбе, доставшейся Филиппу, находилось парное захоронение. Картина, открывшаяся после её зачистки, производила удручающие впечатление. Грабители, проникшие в катакомбу вскоре после захоронения, собрали погребальный инвентарь и украшения. Чтобы не пропустить в могильной темноте какой-нибудь мелочи, грабители пытались за ноги вытащить тело мужчины в воровской лаз. Там его и бросили. Женский костяк, откинутый на край катакомбы, лежал в неестественно скрученной позе. О том, что стало добычей грабителей, можно только догадываться по найденным в катакомбе изящной бирюзовой серьге и высокохудожественным бронзовым накладкам кожаного пояса. Если вспомнить знаменитое Шамсинское захоронение этого периода, в котором оказалась золотая маска, массивные золотые украшения и посуда, то становятся очевидными причины широкого распространения столь кощунственного промысла.

Видимо, опасаясь разграбления своих могил, ранние кочевники отказались от высоких курганов, как это делали саки, и скрывали захоронения в склонах предгорий. Для этого копалась небольшая траншея, в конце которой на глубине до пяти метров от поверхности вырубалась камера-катакомба. В результате на поверхности земли оставался небольшой холмик выброшенного грунта и несколько камней, закрывающих траншею. Отыскать такое захоронение чрезвычайно сложно, но могильные воры, обладая каким-то невероятным чутьем, копали свои грабительские лазы, точно выходя на погребальные камеры.

Мой раскоп оказался самым интересным, и, главное, не тронутый грабителями. Катакомба располагалась на глубине более трех метров, в нижней части отвесной карьерной стены. Погребенных было двое. Их возраст не превышал 15 лет, а рост метр тридцать. Лежали они на камышовой циновке очень плотно друг к другу. Я представлял жуткую трагедию, происходящую здесь примерно 17 веков назад, когда сопровождать юного воина в последний путь, в соответствии с погребальным ритуалом того времени, насильно уложили в могилу его нареченную.

Громова зачищала раскоп, который мы с Асаном не успели обработать в прошлом году. Она первая подверглась наказанию за бесцеремонное вторжение в царство мертвых. Неожиданно у неё исчез пластиковый пакет с небольшой суммой денег и документами. Горе Светланы Михайловны не знало предела, и жалела она не столько деньги – может, потому что они были общественные – сколько паспорт и пенсионное удостоверение, на восстановление которых придется изрядно потратиться и побегать по всем инстанциям. Чуть не плача, она неоднократно пересказывала всем по очереди, что пакет лежал у неё на виду в трех метрах от раскопа и к ней никто не подходил. Я про себя посмеивался над незадачливой женщиной, и осторожно намекал ей на старческий склероз, наивно полагая, что она по рассеянности оставила свой пакет на базе экспедиции.

На следующий день кара настигла Валеру Кольченко. У него странным образом пропал дорогой цифровой фотоаппарат, который ему выдали в Академии наук во временное пользование. Эта утрата грозила серьезными неприятностями, самое поразительное, что его раскоп располагался на открытой площадке с перспективным обзором вплоть до Иссык-Куля. Валера делал съемку, потом спустился в катакомбу на пару минут, чтобы зачистить щеткой раскоп, а когда выпрямился, фотоаппарата уже не обнаружилось. С растерянным видом он подозвал нас к себе, сообщая неприятное известие. Испарился экспедиционный фотоаппарат, а объяснить, куда и как Валера не мог. А тут еще Филипп сообщил, что у него удивительным образом исчезла бейсболка, оставленная на входе в катакомбу.

– Это действует «проклятье фараонов», – сыронизировал я, хотя смутная тревога уже закралась в сердце. Несложно сообразить, кто следующий на очереди.

– Надо лучше смотреть за своими вещами, – подумал я, еще не догадываясь, какое возмездие уготовлено для меня.

При зачистке костяков, я неожиданно нашел бесформенный кусочек золотой фольги. Дальнейшие раскопки продолжались с особой тщательностью. Золотая фольга мельчайшими невесомыми пластинками встречалась в изголовье, в районе рук и на груди погребенных. Камера киношников, в режиме «on-line», как сейчас говорят, зафиксировала, появление из-под моего ножа золотого колта – женского височного украшения, с бирюзовой вставкой. Чтобы оператору удобнее было вести съемку, я целиком забрался в катакомбу. Более того, оттуда я вел репортаж, объясняя и демонстрируя перед камерой методику раскопок.

Когда исследования подошли к концу и всё, что требовалось отснято, описано и зафиксировано, Валера предложил забрать черепа для антропологического изучения. Нехотя я снова забрался с головой в катакомбу. Вдруг какая-то неясная тревога сдавила мне грудь, заставив выбраться из погребальной ямы. Я еще не успел выпрямиться, когда неожиданный удар сзади толкнул меня вперед, и я распластался в пыли. Грохот и столб песка и мелкого щебня оглушили меня. Несколько мгновений я не понимал, что происходит. Когда пыль улеглась, оглянувшись, я увидел, что весь трехметровый нависающий карниз из песка и глины обрушился и вновь похоронил молодую чету. Нос, горло и уши забила пыль, и я представил, что стало бы со мной, если бы я замешкался на мгновение. Чтобы не терять авторитет руководителя, допустившего вопиющее нарушение техники безопасности, я сообщил сбежавшимся археологам, что сам обвалил свод, не желая нарушать вечный покой молодой четы. Для себя же я решил, что это неспроста. Катакомба, простоявшая несколько тысячелетий, обрушилась именно в тот момент, когда я собирался забрать черепа. «Хранители умерших» жестко предупредили меня, что даже во имя науки не стоит уподобляться могильным ворам и преступать общечеловеческие устои. Больше в раскопках погребений я никогда не участвовал.

Уезжали мы с могильника после обеда в подавленном настроении. Светлана Михайловна, собрав остатки продуктов, ушла напоследок подкормить хозяйскую собачку. Сидя в машине, мы терпеливо ждали, пока она наговорится со своей лохмоногой любимицей. Наконец, я не выдержал и пошел искать Громову. «Не хватало ещё, чтобы и она исчезла», – отгонял я назойливую мысль.

Светлану Михайловну я обнаружил за домом рядом с собачьей будкой, она что-то строго внушала псине, а та дружелюбно махала ей хвостом.

– Александр Михайлович, посмотри, что я нашла в конуре этого неблагодарного животного, – возмущено произнесла Громова, демонстрируя свой пакет, бейсболку Филиппа и Валерин фотоаппарат.


Рейтинг: 16
Просмотров: 2208


Комментарии и обсуждение

  • Алекс (drwatson), Северск, 30.07.2016 01:27

    Собака оказалась озабоченной  "сорокой-воровкой".  Документы-то нашлись ? 

  • Десятов Алексей николаевич (desyatov.alexei), Москва, 30.07.2016 01:47

    Ну прям триллер. До конца думал что что то еще случитя или женщину у конуры найдете с признаками насильственной смерти

  • Андрей (Радомир), Сысерть, 30.07.2016 03:22

    Спасибо   за удовольствие от прочтения данного труда!

  • Андрей (kopatыch), Иркутск, 31.07.2016 00:18

    Смех смехом, но наверняка в таких делах доля правды присутствует. 

  • Андрей (spook), Томск, 31.07.2016 11:26

    Хороший рассказ,от меня "+" ! Но закончить надо было словами типа :  - "оставив археологию и купив E-Trac,я переметнулся к чёрным копателям" ! 

  • Андрей (Радомир), Сысерть, 05.08.2016 02:15

    О Александр мне ваш друг 

    барам барам (presentatione2)

    воткнул минус за комент в вашей теме, странный чел верит в  - +  рейтинг и прочую шелуху, я бы посоветовал приглядеться к таким друзьям  

  • Денис (forekort), Осло, 27.04.2017 01:03

    И свод обвалился тоже легко объяснимо!


  • Primus (серый2), Чита, 27.04.2017 15:33

    С 1986 по 1996 отработал 10 полевых сезонов в верхнеамурской АЭ, тоже много необычных находок было и погибшие, при похожих обстоятельствах, к сожалению тоже

Добавлять комментарии могут только члены клуба

Вход | Регистрация