avatar
  • Автор: Артур (Archik)

  • Санкт-Петербург
  • Звание: Член клуба
  • Модератор
  • Металлоискатель: X-Terra 705
09 июня 2014

Поиск скрытых в земле ценностей стал модным хобби и переживает настоящий бум во всем мире.


Дмитрий Салей – владелец турбюро, работающего с англоязычными туристами, и замечательный экскурсовод, о котором в самых восторженных эпитетах отзываются гости Таллинна. А еще у него есть хобби: он ищет скрытые в земле предметы старины с помощью металлодетектора.


«Меня всегда интересовала история. Ну, и клады, конечно, как и всякого, кто в десятилетнем возрасте прочитал «Остров сокровищ», – рассказывает он. – Я любил клады и закапывать, и искать. До сих пор помню места, где я мальчишкой зарывал бутылки из-под молока, набитые фантиками. Правда, там теперь все асфальтом закатано…»

Почти как рыбалка

– Однажды меня пригласили на поиск «военных железяк» в местах былых сражений. Это очень интересно, мне понравилось. Но вопреки расхожему мнению, что кладоискатели находят кучу ценных вещей, из ста предметов, найденных в земле, 99 отправляются в помойку. А сотый не обладает какой-либо материальной ценностью, а скорее, вызывает интерес: например, пуговица или медная монета царских времен, которые пополняют скромную коллекцию поисковика. Это чем-то похоже на рыбалку или сбор грибов – новое хобби на природе. Потом купил себе металлодетектор, начал интересоваться теми местами, куда можно поехать.

– Для вас это только хобби? А материальная сторона?

– По телевизору показывают, как на черноморских пляжах находят чуть ли не десятки килограммов золотых украшений. Но на самом деле это все для рейтинга телеканалов. Поиск сокрытых в земле предметов – хобби чистой воды, дело не прибыльное, а скорее, затратное. Потому что надо иметь соответствующую экипировку, машину для поездок на природу и самое главное – время, которое работающему человеку изыскать не так просто. Опять же: как рыбак пытается купить себе не просто удочку или спиннинг, а крутой спиннинг, чтобы было что-то новое и не хуже, чем у других, так и кладоискатели постоянно приобретают себе новую экипировку. Фактически кладов находят не так много.

Клад – дело серьезное, и находит его далеко не каждый, кто целенаправленно ищет. Вообще, по статистике, девять кладов из десяти находят как раз не кладоискатели, которые ходят с металлодетектарами, а строители, реставрирующие старые дома.


В Эстонии людей, для которых кладоискательство – работа, я не знаю. В Латвии есть люди, которые копают наследие военных лет и зарабатывают на этом деньги. И в России – там устраивают специальные экспедиции по поиску кладов и тоже зарабатывают. Но в Эстонии на этом можно заработать только случайно

– Металлоискатель – штука дорогая?

– Металлоискатели бывают разные. Цены в пределах от 150 до 1200 евро. Но эффективность поиска зависит прежде всего не от того, чем ищут, а от того, кто ищет. Надо знать, где искать, надо думать, надо уметь обращаться с тем же самым прибором. И тогда будет удача.


– А какую глубину «берет» металлодетектор?

– Типичный вопрос начинающего кладоискателя! Это зависит от множества факторов: от типа металла, от свойств грунта, от погоды, от уровня заряда батареи, от того, как долго предмет лежит неподвижно, от положения этого предмета. Обычно в качестве эталона используется тестовая цель: скажем, пять копеек советского периода. Такую монету большинство металлодетекторов определяет на глубине 35-45 см. Засечь что-то на большой глубине можно, если это большой предмет. Одиночную монетку глубже 50 см найти нельзя. Но это только кажется, что 50 см – это неглубоко. Я вас уверяю: если вы возьмете в руки лопату и попробуете выкопать подряд три ямки глубиной по 50 см, то вы уже больше ничего не захотите выкапывать. Поисковик за пять минут может получить пять сигналов. Представляете, сколько нужно рыть?

Вообще с металлодетекторами обращаться не так уж просто. И два человека, которые будут искать один и тот же предмет с одинаковым оборудованием, покажут разные результаты: один найдет все, а другой может ничего не найти. В приборе есть много настроек, которые нужно очень грамотно использовать. Металлопоиск, кстати, становится уже спортом: проводятся специальные соревнования в Европе, Америке и России при закладке специальных целей. С какой скоростью, какое количество целей и с какой глубины оператор металлодетектора их соберет.

По законам кладоискательства

– А что говорит по этому поводу законодательство?

– Раньше, вплоть до прошлого года, поиск предметов в земле балансировал где-то на грани законности: не разрешено, но и не запрещено. Но правительством был принят закон, который регламентирует любительскую археологию, которая делится на две категории: военная археология и поиск «по старине», то есть вещей, не имеющих отношения к войне. Конечно, часто они пересекаются.

Если человек берет в руки металлодетектор и лопату, он должен соблюдать закон: он должен окончить специальные курсы, которые проводит Департамент охраны культурных ценностей. Такие курсы проводились неоднократно на эстонском и русском языках очень профессиональными лекторами. Там объясняют правила поведения в самых разных случаях, например, при нахождении взрывоопасных предметов. А их у нас даже искать не надо – сами находятся.

Но свидетельство об окончании курсов еще не дает права на поиск: оно лишь свидетельствует о том, что у вас есть квалификация, одобрение Департамента защиты культурных ценностей на проведение поисковых работ. Вопрос о праве на поиск решается на основании письменного договора с собственником земли. Если у земли, где вы собираетесь вести поиск, есть частный владелец, нужно договариваться с ним. Если земля государственная, нужно договариваться с тем, кто управляет, допустим, волостью.


На курсах обучают также, как идентифицировать найденные предметы и как не нарушить, к примеру, найденное захоронение. При появлении на свет определенных находок нужно остановить работы, сообщить об этом в департамент, указав свое местоположение. Если это им покажется важным, они могут приехать сразу. Дело в том, что к культурному наследию сейчас относятся очень серьезно и всячески его защищают. Проведение поисковых работ без соответствующих разрешений и согласований является нарушением закона и наказывается в административном порядке довольно большими штрафами. А в некоторых случаях – и в уголовном порядке. Так же, как и утаивание ценных вещей, обладающих культурной ценностью.

– Насколько трудно получить разрешение владельца земли на поисковые работы?

– По-разному бывает. На протяжении многих лет археологов-любителей называли «черными копателями». Об этом сняты фильмы и достаточное количество передач. Это создало определенный стереотип, который у многих остался до сих пор. Но в большинстве случаев владельцы идут на сотрудничество, потому что им самим интересно, что может скрываться в их земле. Как правило, люди соглашаются. Сколько было случаев, когда поисковик находил в поле наручные часы, которые были подарены отцу нынешнего владельца земли, и он эти часы с детства помнит! Часы ценности не представляют, но владельцу земли приятно! Порой находятся какие-то другие ценности, например, монеты царского периода, которые для государства интереса не представляют. Для государства все, что отчеканено после 1721 года, неинтересно, и хуторянин, конечно, отдает все поисковику.

– Как делится находка между государством, владельцем земли и поисковиком?

– Все регламентируется законом. Я не находил таких ценных вещей, которые приходилось бы с кем-то делить, но если не ошибаюсь, все делится пополам между владельцем земли и поисковиком. Есть специальные органы, например, Институт археологии, который производит оценку старинных вещей. Если вещь интересна музею, ее выкупает государство. Бывает, вещь найдена на государственной земле и культурно-историческую ценность представляет, но государству она не нужна, например, ливонские монеты, которых в музее уже тысяча штук. Тогда человеку говорят: оставьте себе. Очень частые находки – пуговицы. Они культурно-исторической ценности не представляют, но это же целый мир! Есть целая наука – филобутонистика, которая изучает пуговицы и систематизирует их коллекционирование.

Сотни бесплатных рук для помощи археологам

– Как вы выбираете, куда вам податься на очередные поиски?

– Существуют определенные теории и просто здравый смысл. Где жили люди лет сто назад, мы еще можем знать, а где жили люди 500 лет назад, сказать уже сложно. Есть разные теории поиска: нужно искать там, где торговали, где были трактиры и т.д. Но на практике ищут не там, где потерял, а где светлее: там, где удобно, где разрешают, где можно договориться. Ведь есть участки земли, хозяина которых найти очень сложно. Значительная часть земли принадлежит людям, которые находятся очень далеко от Эстонии. Опять же, можно сказать и так: клад лежит там, где его никто не ищет.

– Что вы нашли интересного?

– В основном это монеты царского периода, начиная от Петра I до Николая II. Петровские монеты вообще редки. Особенно вызывают уважение своими размерами и весом монеты Екатерины Великой – знаменитые екатерининские пятаки. Они не очень часто находятся в земле: такую монету нужно было умудриться потерять!

Кстати, есть разные версии, как монеты попадали в землю. Кто-то говорит, что их выбрасывали в поля в качестве своего рода жертвоприношений, желая хорошего урожая: причем вплоть до начала ХХ века; кто-то считает, что их просто теряли. Ребята-искатели недавно нашли клад в районе Кейла, причем далеко не первый. Памятен найденный три года назад клад в Вильяндимаа: женские серебряные украшения XVIII-XIX веков. Каждый поисковик мечтает что-то подобное обнаружить! И помочь науке.

Между прочим, почему возникла идея лицензирования металлопоиска? Не для того, чтобы запретить или ограничить эту деятельность. Раньше Департамент защиты культурных ценностей и поисковики были если не врагами, то уж не друзьями точно. Но сотрудников департамента по всей Эстонии – всего около сорока человек. У них стоят нераспакованные коробки с находками археологических экспедиций еще с советских времен. Не то что на проведение поиска, но даже на осмотр найденного не хватает ни людей, ни времени.

Одна из главных задач историков в Эстонии – это обнаружение средневековых поселений и торговых путей. Сейчас у департамента нет возможностей их искать. Но договорившись с поисковиками-любителями, департамент получает несколько сотен, а то и тысяч дополнительных сотрудников, которым не нужно платить зарплату, которые за свои деньги изучат карты, проверят места старинных поселений. И так как все сейчас прошли курсы, то польза науке от них большая. Во многих развитых странах это уже давняя практика.

– Эстония – благодатное поле деятельности для поиска?

– Насколько я знаю, не самое благодатное. Редкие русские монеты удельных княжеств у нас практически не представлены. Какие-то ценные европейские монеты у нас тоже представлены крайне мало. В чем причина? Бедность большей части населения! В старые времена богатые люди составляли очень малый процент населения. Опять же – относительно спокойная жизнь, при которой не надо было прятать вещи в землю. Если приходили завоеватели, то захватывали территории практически без боя.


Но для поисковика интерес представляет не ценность вещей, а сам процесс. По аналогии с рыбалкой: неважно, поймал я плотву или форель. Конечно, форель стоит дороже, но если пересчитаем на деньги, то я сэкономил 40 евро на покупке рыбы в магазине. Но только удочки стоят 250 евро… Так что мерить находки деньгами, как правило, бессмысленно. Конечно, есть монеты, которые стоят очень больших денег, но их крайне мало. Это единичные случаи!

Ценные находки – это средневековые монеты X -XII веков. Найти такие клады часто не удается даже за долгую поисковую карьеру. Вообще на курсах разговор о средневековых монетах был отдельный, потому что это важные находки, которые помогают определить прохождение торговых путей, о которых нет пока достоверной информации. О таких сразу сообщают в департамент. Чтобы ни у кого не возникало желания утаить клад, государство говорит: «Мы заплатим больше, чем черный рынок». Так что честнее и безопаснее сдавать клады государству.

– А может, все клады уже выкопали?

– Нет, что вы! Люди веками теряли вещи и прятали их в землю. Так что, чтобы все это отыскать и выкопать, потребуются сотни лет.

Клад в Эстонии – не редкость

Если проследить за сообщениями прессы, то оказывается, что ежегодно в нашей стране поисковики-любители и просто случайные люди находят несколько кладов.

- Так, осенью  прошлого года  хуторянин, одолживший у знакомого металлоискатель для того, чтобы найти старые канализационные трубы и заменить их на новые, обнаружил рядом с домом ящик, в котором было 9000  шведских медных монет XVII  века.Общий вес клада превысил 100 кг.

- В мае 2013 года исследователь-любитель обнаружил в поле на территории Йыхвиской волости клад времен Ливонской войны. После этого Департамент защиты культурных ценностей инициировал производство с тем, чтобы государство взяло под охрану эту территорию в качестве местоположения поселения периода позднего Средневековья. Клад состоял из русских проволочных копеек и шведских мелких денег.

- В августе прошлого года сообщалось, что житель волости Кыуэ в ходе ремонта на своем участке нашел старинный клад  из женских украшений, предположительно XI-XIIвека. Хотя подобные украшения, как сказали археологи, встречаются во всех странах Балтии,  отдельные его части-пластинки были признаны уникальными.

- В 2012 году поисковики из клуба Kamerad  недалеко от местечка Пуру в Ида-Вирумаа нашли остатки деревянного ларца, в котором были серебряные украшения – кольца, мониста, а также бисер, полудрагоценные камни, украшения из ракушек и монеты,  которые специалисты датировали XVI веком.

- В 2012 году выплачено вознаграждение за найденный в поселке Сальме древний корабль VII века, по своей форме напоминающий военный корабль викингов поздних времен.

- Крупнейшим кладом, найденным в Эстонии, до сих пор считается клад  времен викингов в Раазику. Находка состояла из 1329 монет и 9 серебряных изделий. Обнаружившему его счастливчику государство выплатило 99 тысяч евро в 2011 году.

- В 2011 году в деревне Кинкси Ляэнеского уезда был обнаружен клад, в котором помимо спиральных серебряных слитков имелся старинный комплект весов с восточного побережья Балтийского моря, предположительно, имеющий отношение к профессии купца времен викингов. Клад, отданный на хранение в Институт истории Таллиннского университета, содержал три спиральных слитка с ромбовидным поперечным сечением, представлявших собой в Х столетии тип платежного средства.

- 8 августа 2011 года в ходе любительского дайвингав Таллиннском заливе был найден деревянный сундук последней четверти XIII века, в котором находились 143 монеты, складные весы из латуни, комплект весовых гирь из свинца, ножны, фрагменты ремня, рукоятка ножа и прочее.

- Вознаграждение в 1266 евро было выплачено в 2011 году за клад в Ээтла. Находка, помещенная в Ярвамааский музей, содержит  типичные украшения XVI века – девять нагрудных подвесок, украшенных круглыми и четырехугольными узорами, серебряные бусы из полых бусин, а также всевозможные посеребренные и позолоченные кулоны различной формы и величины, стеклянные бусы и серебряные монеты.

Автор:
Нина Рачинская

Источник


Рейтинг: 0
Просмотров: 7024


Добавлять комментарии могут только члены клуба

Вход | Регистрация