• Автор: Archik
  • Благодарностей: 314
  • Звание: Член клуба
  • Санкт-Петербург

Археологи покажут омичам предметы, найденные во время раскопок на месте Воскресенского собора

Анна ГАФФНЕР — 18.05.2010

26 мая в основание воссоздаваемого Воскресенского собора будут закладывать камень. Омичи смогут увидеть все предметы, которые нашли во время раскопок на месте исторического памятника, - рассказали в пресс-службе областного правительства.

Только в этот день на территории собора развернется уникальная выставка. Среди предметов, представляющих особую историческую ценность, горожане увидят старинные монеты XVIII – XIX веков, части фарфоровой и стеклянной посуды, напольной мозаичной плитки, а также элементы церковной утвари из чугуна и железа.

После выставки все археологические ценности отправятся на временное хранение в музей М. Врубеля.

omsk.kp.ru/online/news/669966/
Рейтинг: 0 Комментариев: 0
Читать далее (Просмотров: 2056)

  • Автор: NoNickName
  • Благодарностей: 0
  • Звание: Член клуба

ищу чертёж поискового щупа

просьба ответить строго по теме
Рейтинг: 0 Комментариев: 10
Читать далее (Просмотров: 2129)

  • Автор: Archik
  • Благодарностей: 314
  • Звание: Член клуба
  • Санкт-Петербург

Пенсионер-кладоискатель "нагулял" полмиллиона фунтов

04.05.2010

Питер Бисли, большую часть своей жизни проработавший каменщиком, с детства мечтал заняться поисками сокровищ. Вдохновленный приключенческими романами, в непродолжительных отпусках он старался посвятить хотя бы немного времени любимому делу. Но толку от таких урывочных поисков было ноль. Поэтому британец твердо решил экономить буквально на всем. А скопив денег, после выхода на пенсию купить соответствующее оборудование и стать настоящим кладоискателем.

Работать Бисли закончил в 2003 году и первую часть своего плана, касавшуюся закупки оборудования и начала поисков, осуществил сразу же. Последние годы перед пенсией он ночами напролет сидел в Интернете на специализированных форумах, изучая карты и перенимая теоретический опыт бывалых охотников за сокровищами.

Друзья, знакомые и родственники подтрунивали над ним, когда он взахлеб рассказывал им о своих грандиозных планах. Заключались они в том, чтобы отыскать настоящее, как в книгах, сокровище — сундук с золотыми монетами или драгоценностями. "Такое бывает только в сказках, ты просто фильмов про пиратов насмотрелся", — шутили над Питером приятели. Но их насмешки не остудили его пыл. "Кто ищет, тот всегда найдет", — с неизменным оптимизмом отвечал пенсионер.

Версия для печати Шрифт Послать другу Сейчас над ним больше никто не смеется. И неудивительно: в 68 лет Питер Бисли стал обладателем более 500 тысяч фунтов стерлингов (около 760 тысяч долларов), заработанных на продаже находок. Секрет своего успеха мужчина не скрывает. "Я даже во сне металлоискатель из рук не выпускал. Шучу, конечно, но в каждой шутке, как вы знаете, доля правды есть, — объясняет он. — Составил себе план на несколько лет вперед, подробную карту нарисовал, расчертил ее на квадраты и приступил к делу. Копал по шесть часов в день, как минимум три дня в неделю, больших перерывов себе не позволял, только по неотложным делам или если приболею. Практически как на работу ходил. Я думаю, упорный труд с вложением ума — это и есть залог успеха в любом деле".


На экзотические острова в поисках клада британский пенсионер, конечно, не поехал — предпочел остаться неподалеку от места, где прожил всю жизнь, в Ватерлоовилле (Гемпшир). Упорством Питера можно только восхищаться: фактически целых семь лет он не переставал искать сокровища, хотя до недавнего времени фортуна не улыбалась ему ни разу. Но уж когда, наконец, улыбнулась, артефакты "посыпались" в руки Бисли как из рога изобилия.

В начале нынешней весны он откопал античное украшение — древнеримский кулон, который, как установили эксперты, принадлежал весьма и весьма знатной особе, возможно даже царского рода. Оставлять такую реликвию у себя Питер не стал и после оформления соответствующих документов передал на аукцион, откуда кулон ушел с молотка в чью-то частную коллекцию за 30 тысяч фунтов (порядка 46 тысяч долларов). Чуть позже, возможно, предстоящей осенью, Бисли собирается выставить на торги найденное им ранее кольцо викинга, стартовая цена которого составит 80 тысяч фунтов (около 122 тысяч долларов).

Но самый крупный его трофей — это целый клад из двух с половиной сотен древнеримских монет, обнаруженный где-то в районе Петерсфилда. Британский музей изъявил желание приобрести эти артефакты за 100 тысяч фунтов (более полутора сотен тысяч долларов). Если сложить вместе всю прибыль Питера от продажи найденных древностей, получится указанная выше сумма, поразившая воображение не только его знакомых, но и многих других британцев.

"Я считаю себя не каким-то там копателем, а исследователем. Исторического образования у меня нет, археологического тоже. Вообще, если честно, у меня нет никакого образования, только школу закончил, — говорит Питер Бисли. — Но мне кажется, я уже имею право называть себя исследователем. В конце концов находка древних монет — это самое что ни на есть открытие. Многие кладоискатели, с которыми я общаюсь по Интернету, считают свое хобби бизнесом. Оно действительно может приносить прибыль, причем немалую, вы же видите на моем примере. Но я продолжаю считать поиски сокровищ делом для души, воплощением детской мечты".

С появлением денег Бисли решил немного изменить свое расписание и начал уделять время изучению истории родного края — но, конечно, исключительно с целью последующего поиска сокровищ. "Трудно себе представить, что глубоко в земле, по которой мы ходим каждый день, лежат вещи, созданные много веков назад, — делится пенсионер. — И когда ты, пусть даже потратив на поиски много времени и сил, вдруг откапываешь нечто подобное, эмоции просто распирают. Это ощущение не передать словами. Я обычно говорю "это как выиграть джек-пот", но на самом деле все куда круче".

Этот мужчина при всем своем поразительном упорстве не лишен сентиментальности: до сих пор он пользуется металлоискателем, купленным по дешевке у коллеги по работе в далеком 1979 году. Именно тогда, как считает сам Билси, его увлечение сокровищами начало приобретать какие-то реальные очертания. Была ли это воля судьбы или счастливое стечение обстоятельств, Питер не знает.

"Я много лет работал каменщиком, это очень тяжелый труд. И, что ни говори, вредный для здоровья. Я приходил домой вечером и падал замертво на постель, даже душ принять иногда сил не было. В выходные лежал пластом перед телевизором. В общем, где-то в конце семидесятых у меня начало барахлить сердце. Врач выписал таблетки и намекнул, что работу, возможно, придется бросить, если я не смогу изменить свой образ жизни, — вспоминает британец. — Мы с ним обсудили все возможные варианты и решили, что я договорюсь с начальством об уменьшении рабочего времени, а на досуге буду совершать пешие прогулки, дышать свежим воздухом". Расхаживая по холмам в попытке восстановить здоровье, Бисли вдруг вспомнил о своей детской мечте — найти клад. И его осенило: чем бесцельно бродить по окрестностям, лучше заняться поисками, убив двух зайцев разом.

В первые годы он кое-что находил, но исключительно по мелочи — например, плохо сохранившиеся монеты. Их Питер отдавал в качестве знака благодарности фермерам, на земле которых занимался поисками сокровищ. "Далеко не все разрешают копать в их владениях, — смеется британец. — Некоторые как услышат, что я клад ищу, так сразу начинают меня гнать взашей. И прямо провожают до границы своей земли, чтобы я, не дай бог, не вырыл сокровище и не унес с собой. Помню одного мужика, так он после моего прихода сам начал землю рыть. Все перекопал, но так ничего и не нашел. Так уж оно бывает, удача не всем улыбается".

Планы у пенсионера просто наполеоновские: на вырученные от продажи артефактов деньги он собирается отправиться на континент, в Европу, и продолжить поиски сокровищ там. "Я никогда не выезжал за границу и вот на старости лет наконец-то могу себе это позволить, — с гордостью говорит Бисли. — Но, конечно, прохлаждаться и ходить на экскурсии с гидом я там не собираюсь. Подготовлюсь хорошенько, найду карты, составлю план, возьму мой старый добрый металлоискатель — и снова за дело".

Наталья Синица
www.pravda.ru/society/04-05-2010/1029963-treasure-0/
Рейтинг: 0 Комментариев: 0
Читать далее (Просмотров: 1794)

  • Автор: avatar
  • Благодарностей: 0
  • Звание: Активный участник

ВОЗЬМИТЕ НА КОП ?! кто из москвы..

друзья- возьмите плиз кто нибудь на коп )) поеду на сколько угодно, в любой день!!!! у друга есть машина, но он не всегда может- не могу сидеть- хочю копать!!
Рейтинг: 0 Комментариев: 5
Читать далее (Просмотров: 1215)

  • Автор: jrcfyf
  • Благодарностей: 0
  • Звание: Активный участник

лопатка

Поделитесь пожалуста \, кто какими пользуется лопатами на копе, видел недавно ролик про китайскую чудо лопату, столько функций! Ваше мнение по этому ?
Рейтинг: 0 Комментариев: 4
Читать далее (Просмотров: 1241)

  • Автор: Archik
  • Благодарностей: 314
  • Звание: Член клуба
  • Санкт-Петербург

Как отметить тему ???

Тут как то потерял тему на форуме и долго ее потом искал во всех разделах. А если ли какая нибудь фича на форуме, что бы прикрепить тему или добавить в избраное у себя в профили????

А то долго можно потом искать :)
Рейтинг: 0 Комментариев: 2
Читать далее (Просмотров: 1370)

  • Автор: Archik
  • Благодарностей: 314
  • Звание: Член клуба
  • Санкт-Петербург

Житель Израиля отнес в полицию найденный мешок с сотнями тысяч долларов

Дата публикации: 12:24:24 23.03.2010
www.sb.by/post/98309/


Инцидент в израильском городе Модиин: в полицию пришел мужчина с мешком, набитым американскими долларами.


Как передает NEWSru Israel, мужчина сообщил полицейским, что обнаружил мешок в центре Иерусалима и прождал некоторое время возле находки, думая, что деньги кто-то случайно забыл. Увидев, что за деньгами никто не приходит, мужчина поехал домой, пересчитал найденные в мешке американские банкноты (местная пресса пишет о сотнях тысяч долларов), и отправился в полицию.




Правоохранительные органы начали поиск владельца денег. Если выяснится, что деньги не были украдены и их владелец не объявится в течение трех месяцев, честный израильтянин станет обладателем находки. В противном случае ему придется довольствоваться почетной грамотой. Имя мужчины не называется по его просьбе, пишет NEWSru.com.

Рейтинг: 0 Комментариев: 19
Читать далее (Просмотров: 1385)

  • Автор: Archik
  • Благодарностей: 314
  • Звание: Член клуба
  • Санкт-Петербург

Из кармана викинга

Автор публикации: Полина ШУМИЦКАЯ

Дата публикации: 05.03.2010
www.sb.by/post/97663/

Многие годы археологи ждали эти находки. Арабские серебряные монеты — дирхемы, отчеканенные в 800 — 825 годах, были найдены на городище — в центре древнего Полоцка. Теперь ученые имеют доказательства, что город на несколько десятилетий старше, чем считалось ранее!


Первое упоминание о Полоцке в «Повести временных лет» относится к 862 году. Тем не менее даже эта дата раньше вызывала сомнения у некоторых ученых, ведь серьезных вещественных доказательств того, что Полоцк существовал уже в IX веке, не было. Хотя все прошлое столетие в историческом центре города проводились раскопки. Археологи тогда находили фрагменты ранней керамики, но все это было не слишком убедительным для скептиков.


И вот этим летом научная экспедиция Института истории НАН под руководством научного сотрудника, кандидата исторических наук Марата Климова обнаружила на городище 5 фрагментов уникальных монет. До начала марта ученые не знали, насколько важная находка оказалась в их руках. Археологи ждали специалиста высочайшего уровня, нумизмата из Эрмитажа Святослава Кулешова, который буквально на днях установил точную дату чеканки монет: 800 — 825 годы.


— Мы выкопали их на частном огороде, где должна была быть теплица. Еле уговорили хозяев, все не верили в ценность раскопок, — улыбается Марат Климов. — Да уж, такая у нас работа. Копаемся в грязи и из нее вынимаем золотые крупинки истории. Зато теперь наконец–то есть дирхемы — это арабское серебро, которое в IX столетии возили в своих карманах викинги, двигаясь по пути «из варяг в греки». Полоцк был одним из торговых центров на этой дороге. И мы, найдя монеты, подтвердили то, что он существовал в начале IX века.


Вероятно, варяги, которые все время делили территории между собой, сожгли город. Но к 862 году полочане отстроились заново. Город рос. В XVII — XVIII веках городище отвели под кладбище. Места эти окутаны темными слухами. Тем не менее ученые в приметы не верят. Уже летом раскопки будут продолжены, и кто знает, какие еще тайны откроет полоцкая земля.
Рейтинг: 0 Комментариев: 0
Читать далее (Просмотров: 1516)

  • Автор: Archik
  • Благодарностей: 314
  • Звание: Член клуба
  • Санкт-Петербург

Черным по белому

«СБ-Беларусь Сегодня».

Сойдет снег, и в поля вновь отправятся «черные копатели». Только на Могилевщине, по подсчетам местных историков и археологов, их наберется около 300. Эти охотники за раритетами, оснащенные современными приборами, ежегодно «поднимают» не один клад. И оседают в частных коллекциях, уезжают за пределы страны древние украшения, монеты, предметы искусства. По закону таким «археологам» грозит наказание вплоть до лишения свободы. Однако до недавнего времени они были уверены, что останутся безнаказанными. Уголовное дело в отношении зарабатывающего на древностях «копателя» возбуждено впервые...


О том, как прошлой осенью сотрудники управления департамента финансовых расследований Комитета государственного контроля Могилевской области спасли уникальную реликвию, мы уже писали («Тридцать первый сребреник», «СБ» за 31 октября 2009 г.). Неработающего могилевчанина задержали, когда он пытался продать сребреник. Заведующий кафедрой археологии и специальных исторических дисциплин Могилевского государственного университета, доктор исторических наук Игорь Марзалюк поведал тогда, что таких монет во всем мире — десятка три. На территории Беларуси это первая подобная находка. В списке исторических ценностей ее можно ставить на 3–е место — после Креста Евфросинии Полоцкой и пояса Витовта Великого.


Где добыл сребреник могилевчанин, неизвестно. Но то, что он делал бизнес на раритетах, — факт. У него нашли не одну сотню старинных предметов. По словам Марзалюка, одни только пряжки и прочая фурнитура, которую «частный коллекционер» называл мусором, тянет на 3 тысячи долларов!


— Представляете, сколько зарабатывает в сезон этот безработный! — горячится Игорь Александрович. — А таких «археологов» в Могилеве, по скромным подсчетам, около 50. Своя «бригада» в Мстиславском районе, Климовичском... «Копатели» вооружены металлоискателями, металлодетекторами. В Климовичах на рынке такой инструмент даже напрокат можно взять. Стоит «игрушка» недешево — сотни и даже тысячи евро. Но, судя по отзывам наших «черных коллег» в интернете, окупает себя за один сезон. Точно знаю: есть у них даже геосканер. С его помощью весной и летом они «пропалывают» реки. Небезуспешно. В итоге ценности «проплывают» мимо музеев. Найденной на Соже печатью князя Владимира Красное Солнышко с изображением знака Рюриковичей — трезубца — любуется какой–то коллекционер. Кольчугу XII века с золотой оторочкой по краям, обнаруженную в идеальном состоянии на Краснопольщине, изрезали и распродали по частям. Из откопанных в Мстиславском районе уникальных шлемов конца XV века два попали в музей, а третий — в частные руки... Недавно в интернете обнаружил отрытый на Могилевщине прошлой весной клад — больше 600 талеров! Разумеется, делиться с государством некий Кастетыч и не думает. И таких кастетычей полно. Это только верхушка айсберга «черного» рынка археологов. Они обшарили почти все курганные могильники на Могилевщине. И до сих пор никто за это не был наказан!


Могилевчанину, торговавшему раритетными монетами, наверняка придется ответить.


— Сребреник он оценил в 2,5 тысячи долларов. Всего за сокровища намеревался выручить около 18 миллионов рублей. По закону за незаконную предпринимательскую деятельность ему «светит» до 3 лет лишения свободы, — раскрывает подоплеку уголовного дела начальник организационно–инспекторского отдела УДФР по Могилевской области Александр Шаройкин.


А вот доказать, что нумизмат занимался несанкционированными раскопками, невозможно. Сам он утверждает, что раритеты достались по наследству. Собственно, ни один владелец старинных монет, книг, икон не любит распространяться, откуда они у него. Между тем торгующих древностями на аукционе в интернете немало. Я даже на земляка наткнулась. Медные монеты он предлагал по 4 тысячи рублей за штучку, за старинную польскую просил уже 300 тысяч.


Правоохранители о таких сделках знают. Но признаются: привлечь ушлых «нумизматов», «черных археологов» к ответственности получается не всегда. В прошлом году бобруйчанина, занимавшегося несанкционированными раскопками, оштрафовали на 10 базовых величин. Если прикинуть, сколько за сезон может заработать такой «копатель» (археологи уверяют, что счет идет на тысячи долларов), наказание, мягко говоря, слишком незначительное.


— Закон по охране историко–культурного наследия есть, но контроль за его соблюдением надо усилить, — не скрывает заместитель начальника управления контроля бюджетно–финансовой и социальной сферы Комитета государственного контроля Могилевской области Александр Зносинко. — КГК уже направил свои выводы и предложения Правительству. Надеемся, они будут учтены. Следить за сохранностью раритетов — обязанность прежде всего Министерства культуры. Но и власти на местах, работники правоохранительных органов не должны оставаться безучастными к тому, что происходит на их территории. Ведь отыскать клад с помощью металлоискателя сумеет даже школьник. А купить «чудо–устройство» может любой. Не странно ли? Ружье продают при наличии охотничьего удостоверения, даже рыбацкую лодку надо регистрировать. Вот и подобными «приспособлениями для кладоискателей» должны пользоваться исключительно специалисты, а не все кому не лень. И каждый такой прибор должен быть учтен. Так мы сможем обезоружить «черных археологов».


Игорь Марзалюк эту точку зрения поддерживает. Однако добавляет: в законе об охране историко–культурного наследия надо четко прописать ответственность за несанкционированные раскопки, обозначить шкалу штрафов за каждую найденную и прикарманенную реликвию.


— Если кто–то срубил березу, штраф один, если древний дуб — наказание куда более суровое, — аргументирует Игорь Александрович. — Так и с кладами. Надо навести порядок в документах. Ведь до сих пор многие памятники архитектуры не внесены в реестр историко–культурных ценностей. Людям грозят пальцем за незаконные земляные работы, а они тем временем уничтожают историческое наследие, наносят огромный ущерб государству.


Историк настаивает: в государстве давно пора создать специальную охранную службу, независимую от местной власти. Только так можно остановить активность «черных археологов» и сохранить то, что еще не утеряно безвозвратно.

Автор публикации: Ольга КИСЛЯК

Дата публикации: 04.03.2010
www.sb.by/post/97607/
Рейтинг: 0 Комментариев: 7
Читать далее (Просмотров: 1696)

  • Автор: Archik
  • Благодарностей: 314
  • Звание: Член клуба
  • Санкт-Петербург

Черная работа

В центре дискуссии — проблема «черных копателей»

Копать или не копать? Вот в чем вопрос. Ученые не успевают изучить все курганы и городища. Зато, по неофициальным данным, "черные археологи" находят до 80 кладов в год. Все это уходит "налево": растворяется в частных коллекциях, переправляется за рубеж. Несанкционированные "исследования" древних памятников, конечно же, являются нарушением закона. Однако никто до сих пор не привлечен к ответственности за варварство. Нет и организации, которая бы специально следила за состоянием курганов и городищ, развалин замков и дворцов. Поэтому "дикая охота" на сокровища продолжается. Доколе? Наша газета ставила вопрос ребром в ряде публикаций уже не раз. Тема затронула за живое тысячи людей, вызвав бурю отзывов на сайте www.sb.by. Чтобы найти корни проблемы, на "круглый стол" в редакцию "СБ" мы пригласили Андрея Петровича БЕРЕЗИНА, директора антикварно-аукционного дома "Парагис"; Константина Николаевича ДЕЖКУНОВА, коллекционера; Ольгу Николаевну ЛЕВКО, доктора исторических наук, заведующую центром истории доиндустриального общества Института истории Национальной академии наук; Леонида Михайловича НЕСТЕРЧУКА, кандидата исторических наук, главного специалиста по охране историко-культурного наследия управления культуры Брестского облисполкома; Виталия Михайловича СИДОРОВИЧА, заведующего лабораторией музейного дела исторического факультета Белорусского государственного университета; Наталью Дмитриевну ХВИР, заведующую сектором по охране историко-культурного наследия управления по охране историко-культурного наследия и реставрации Министерства культуры. "Копатели прекрасно знают, где самые "хлебные" места".


"СБ": Известно, что Беларусь в бывшем СССР занимала первое место по количеству найденных кладов. А что сегодня?


К.Дежкунов: Люди всегда ищут чего-то нового. Особенно это чувство обострено в детстве. Кто-то ищет друзей, кто-то мечтает о славе, а кого-то привлекает история. Появляется интерес к сокровищам, кладам, спрятанным когда-то кем-то. Постепенно это превращается в хобби. Найдут, не найдут - искателей увлекает сам процесс, прикосновение к тайне, скрытой в толще земли, к предметам - свидетелям событий тысячелетней давности.


В.Сидорович: Золотое дно - Могилевщина, как, впрочем, и все Поднепровье. Эта территория - арена битв XVI - XVIII веков. Люди прятали свои сбережения, сами погибали, а сокровища оставались в земле.


"СБ": Но ведь среди тех, кто ищет клады, немало непрофессионалов. Сколько, по-вашему, у нас людей, нелегально занимающихся поиском кладов?


В.Сидорович: Искателей тьма. Их в сотни раз больше, чем всех археологов.


"СБ": Хорошо, а сколько в стране археологов?


О.Левко: Не более пятидесяти человек. Я имею в виду профессионалов.


В.Сидорович: Это с учетом даже тех, кто уже на пенсии.


О.Левко: В том числе и известнейшего археолога Георгия Штыхова. Ему 82 года, но он по-прежнему работает. Как и Петр Лысенко, которому 79 лет. Они постоянно рвутся в бой: поедем и будем копать.


"СБ": А сколько у нас на пятьдесят археологов археологических памятников?


О.Левко: На момент создания в 1987 году Свода памятников истории и культуры насчитывалось около трех тысяч объектов.


"СБ": Это тогда было три тысячи, а сколько их сегодня в Государственном списке историко-культурных ценностей?


Н.Хвир: Так случилось, что свод утратил юридическую силу. Образовался правовой вакуум в отношении некоторых объектов. Они лишены статуса охраняемых объектов. На одной из коллегий Министерства культуры было принято решение пересмотреть все списки и внести в них отсутствующие объекты.


"СБ": Значит, сегодня в стране нет государственного списка памятников, который бы учитывал все объекты археологии?


О.Левко: Полного списка нет. Есть список, который пополняется.


Н.Хвир: Новый список стал составляться с момента принятия в октябре 1992 года Закона "Об охране историко-культурного наследия". Но более активно список начал формироваться с 2002 года. На сегодняшний день в нем отмечено 1962 объекта археологии.


"СБ": Значит, если мы видим перед собой курган, городище, но не видим его в госсписке охраняемых объектов (пусть даже он есть в своде), можно брать лопату и смело копать? И это не будет незаконным?


Л.Нестерчук: Памятниками мы считаем все объекты, которые внесены в свод.


"СБ": Сегодня они охраняются государством или нет?


Л.Нестерчук: Если они не внесены в госсписок, вывод делайте сами.


О.Левко: Те объекты, которые не попали в госсписок, находятся в поле зрения местных отделов культуры, музеев.


"СБ": Если человек копает курган, не внесенный в этот список, его можно по закону арестовать, наказать?


О.Левко: Можно. Если предъявить отчет об исследованиях этого объекта, хранящийся в архиве Института истории, и на основании этих материалов привлечь нарушителя к ответственности. Отчет подтвердит, что курган, к примеру, является памятником археологии.


Н.Хвир: В том-то и дело, что серьезно нельзя никого наказать! Если подходить с точки зрения закона. Конечно, можно предъявлять какие-то отчеты, но это будет лишь косвенным подтверждением, что курган - объект государственного значения. Случалось, копателей задерживали, штрафовали и... отпускали. Четкой юридической базы для привлечения к ответственности за несанкционированные раскопки нет.


"СБ": А раз так, значит тысячи объектов могут раскапываться "черными археологами" и при этом закон нарушен не будет. То есть привлекать их не за что?


О.Левко: Они, как ни странно, рвутся с лопатами не на те объекты, которых нет в госсписке, а, наоборот, на те, которые как раз охраняются государством. Копатели прекрасно знают, где самые "хлебные" места.


"Не будет учета, не будет и охраны"


"СБ": По силам ли Министерству культуры наладить действенный контроль за сохранностью хотя бы тех памятников, которые уже включены в государственный список? Или надо "подключать" МВД, КГБ?


Н.Хвир: Это проблема не только Министерства культуры. Ее нужно решать в комплексе. Постановлением Совмина утверждена авторитетная рабочая группа. В нее входят представители МВД, Мининформации, Минюста, Минобороны, облисполкомов и так далее.


"СБ": То есть можно сказать, что государство взялось за решение этой проблемы?


Н.Хвир: 22 апреля на межведомственном заседании как раз обсуждался детальный план работы. Планируется подготовить к следующему году два очень важных закона: об охране памятников археологии и об увековечении памяти защитников Отечества и жертв войн. Дело в том, что "черные копатели" роют не только древние курганы, но также раскапывают могилы павших на местах боев, ищут оружие, награды. Будет проведен анализ национального и международного законодательства по соблюдению порядка ведения археологических исследований. Кроме того, будет внесен ряд изменений и дополнений в административный кодекс с целью ужесточения наказаний за незаконные раскопки. Также повысятся размеры штрафов. Сегодняшние штрафы просто смешные - от 5 до 10 базовых величин. Разве этим испугаешь копателей? А вот сумма от 30 до 100 базовых величин уже заставит кое-кого задуматься. Вообще, предполагается и создание межрегиональной инспекции по охране историко-культурного наследия.


"СБ": Специального органа?


Н.Хвир: Именно так. Инспекторы будут наделены контролирующими функциями, в том числе правом составлять протоколы об административных правонарушениях. Мы планируем провести в ближайшее время рабочее совещание по выработке системы мер для выявления правонарушений в связи с проведением несанкционированных археологических раскопок. Всем этим намерены заняться совместно с КГБ, МВД, Минобороны, таможенным и пограничным комитетами, с Министерством лесного хозяйства и иными заинтересованными ведомствами.


Л.Нестерчук: Это должна быть инспекция, по типу охраны животного мира. Они, если кто видел, на службе с автоматами ходят.


А.Березин: Пока не будет проведена полная инвентаризация всех исторических мест, имеющихся у нас объектов, известных и предполагаемых, не будет полного учета, не будет и охраны. Что охранять?


О.Левко: Что касается инспекции по охране памятников. Если она будет находиться в подчинении местных органов власти, толку от нее никакого не будет. Председатель райисполкома всегда объяснит этим ребятам, что им можно делать, а что нельзя. Они будут зависимы от местной власти. Министерство культуры вновь окажется бессильно.


"Председатель сельсовета делает вид, что он тут ни при чем"


"СБ": Получается, многое зависит от позиции местной власти... Часто приходится слышать, что в сельской местности курганы перекапывает сельскохозяйственная техника. Это, похоже, не отдельные случаи. Кто несет ответственность за происходящее?


К.Дежкунов: Я своими глазами видел, как в Несвижском районе трактор копал курган.


В.Сидорович: Я согласен с тем, что главные вредители памятников сегодня не "черные копатели", а те, кто не отвечает за их сохранность на местах. Пашут на курганах тракторы, проводят какие-то коммуникации строительные организации и так далее. И никто ни за что не отвечает.


"СБ": То есть бесконтрольная деятельность хозяйств, предприятий наносит больший ущерб, чем "черные копатели"?


Л.Нестерчук: Намного страшнее копателей.


В.Сидорович: Будущая инспекция должна в большей степени контролировать хозяйственную деятельность на таких территориях.


О.Левко: У нас установлены порядок использования земель и ответственность за сохранность существующих памятников. Причем система ответственности многоступенчатая. Мы даем сведения о них в Министерство культуры, министерство фиксирует памятники в государственном списке, потом эти сведения передаются на места, в исполкомы. Далее райотделы культуры заключают охранные обязательства с владельцами земли, на которой находится памятник. Это может быть СПК или фермер, или сельсовет, кто угодно. Так вот, если на территории частного лица или хозяйства находится памятник археологии, в документы на землю вносится пункт о том, что владелец обязан сохранять этот объект. Он не имеет права там что-то рыть, скажем, погреб, или строить без согласования с Министерством культуры и Институтом истории Национальной академии наук.


А.Березин: Нужно разработать систему страхования памятников.


Л.Нестерчук: Обычно они страхуются, если памятники куда-то перевозят. А о страховании недвижимых памятников никто до сих пор речи не вел. Но страховать их действительно нужно. И парки, и замчища. Но кто заплатит за страхование кургана, который никому не нужен?.. В итоге что мы сегодня видим: на территории сельсовета, например, взяли и без согласования распахали археологический памятник. А председатель сельсовета делает вид, что он тут ни при чем: "Я не знал, что тут был курган, что его надо охранять".


Л.Нестерчук: Вот. А если у него на руках будет страховое свидетельство, где черным по белому прописано, что он отвечает за объект? Нарушил? За решетку! Только так и сложится некий конкретный механизм охраны. А не просто какие-то необязательные декларации.


О.Левко: В Могилевской области незаконные раскопки уже давно приняли массовый характер. Но в основном роют не местные копатели, а приезжие из России. Хотя и наши не отстают. Недавно под Полоцком раскопали один очень интересный памятник.


"СБ": Где он находится?


О.Левко: Не могу вам сказать. Нельзя. Там и так осталось мало нетронутых курганов.


В.Сидорович: О них все уже давно знают!


О.Левко: Знают так знают. Но я называть не буду. Скажу только, что в этом могильнике захоронения IX - XI веков. В округе Полоцка, особенно в западной части Витебской области по Двине, при раскопках погребений найдено много бронзовых украшений, встречаются монеты. Иногда серебряные. "Черные копатели" приносят награбленное к экспертам, в том числе и в музеи, и просят оценить. Мол, нашел на огороде. Кого он обмануть хочет? Покажи мне то место, и я сразу скажу, могло это быть здесь или нет. Понятно, что раскопал курган.


"СБ": И даже к вам приходят?


О.Левко: Если бы к нам пришли, так просто бы от нас они не ушли.


"Важно то, что тебе удается прикоснуться к древности"


"СБ": У многих людей есть интерес к истории, желание самому покопаться в земле. Может, нужно развивать археологический туризм: пусть все желающие копают, наслаждаются процессом, но найденное сдают государству?


А.Березин: Четыре года подряд занимаюсь подводной археологией в акватории египетской Александрии. Там работает археологическая экспедиция Каирского исторического музея. Я плачу деньги и получаю право работать как участник экспедиции.


О.Левко: Зачем вам это? Вам, что, разрешают найденное забрать с собой?


А.Березин: Зачем? Меня интересует сам процесс поиска, это мое увлечение. Так почему же у нас нельзя организовать такой туристический бизнес? Эти деньги могли бы пойти на ваши же научные раскопки. Кстати, мы все что находили, сдавали.


В.Сидорович: Кто-то сдаст, а кто-то не сдаст.


А.Березин: Да из моря выходишь в одном гидрокостюме! На выходе проверят прибором с головы до ног. Здесь важно то, что тебе удается прикоснуться к древности, быть причастным к ее обнаружению и познанию. Представляете, приходишь в национальный музей, а там твоя находка.


О.Левко: Думаю, что в будущем мы будем организовывать подобные туры, привлекать к участию в раскопках туристов и всех фанатов этого дела. Я уже 35 лет занимаюсь раскопками, опыт большой. Насмотрелась на всякое. Видела школьников с горящими глазами. И видела с не менее горящими глазами частных коллекционеров, которые подговаривали школьников, участвующих в раскопках, не сдавать найденное, а приносить им за пять рублей. И несли же.


К.Дежкунов: Я бы поехал с вами копать за просто так. Звоните хоть завтра. Мне не надо ни золота, ни серебра. Мне важно его найти, увидеть, окунуться в эту атмосферу исторического прошлого.


"Ни в коем случае не сдавать клад в милицию!"


"СБ": Если человек случайно нашел ценный клад, что ему делать, куда идти с этим богатством? Работает ли у нас закон о 25 процентах вознаграждения за найденный клад?


В.Сидорович: О 50 процентах. Читайте Гражданский кодекс, ст. 234, п. 2.


Л.Нестерчук: Платится не 50 процентов, а 25. Не знаю, откуда вы взяли 50? Это если нашли что-то очень ценное. Потом областной музей собирает комиссию и оценивает. Как правило, сумма не превышает тысячи долларов. Выше не оценивают.


"СБ": Хорошо, человек нашел клад, как его оценивают? Кто и как определяет стоимость, чтобы выплатить причитающиеся 50 процентов?


В.Сидорович: Клад нужно нести в крупный музей. Не ниже областного. Ни в коем случае не сдавать в органы внутренних дел! Хотя по старому закону так и полагалось делать. Так вот, клад, найденный несколько лет назад в Лиозно и сданный в милицию, "усох" каким-то странным образом на порядочное число монет. (О том, как из служебного кабинета начальника уголовного розыска Лиозненского РОВД пропал хранившийся там клад, "СБ" писала 27 декабря 2003 года. - Прим. ред.)


"СБ": Хорошо, как законопослушный гражданин отдашь клад государству. А деньги когда получишь?


В.Сидорович: Временно, до оценки, передаешь на хранение. Дальше идут обработка, экспертиза.


"СБ": В Национальном историческом музее между тем сказали, что последний раз им приносили клад очень давно, еще в прошлом веке.


В.Сидорович: Потому что, к сожалению, нет доверия.


"СБ": Почему?


В.Сидорович: Печально, но повод для этого дали сотрудники отдельных музеев. Известно несколько случаев, когда за честную сдачу кладов людям просто чуть крепче обычного пожимали руку и говорили спасибо. Ну и выписывали бесплатный пожизненный абонемент на посещение музея. Я бы таких сотрудников, честно говоря, привлекал к строгой ответственности. Это плевок в сторону государства. О находке, как обычно, знают многие. А потом выясняют, что за сданный клад положенное по закону вознаграждение никто даже и не собирался платить.


"СБ": Нацбанк тем не менее постоянно покупает клады, причем за хорошие деньги.


О.Левко: Может, туда все втихаря и носят? А банк втихаря принимает.


В.Сидорович: Не втихаря.


О.Левко: В Институте истории хранятся клады, которые нашли наши сотрудники при раскопках. Но нам, даже если мы найдем уникальную ценность, вознаграждение не полагается.


А.Березин: А не мешало бы ввести гарантированные выплаты. Сколько лет живем при капитализме, а мыслите социалистическими категориями.


О.Левко: Опасно все это. Лучше не создавать коммерческий интерес при научных раскопках. Археолог должен видеть в находке только вещь, ценную для науки.


"Если бороться с коллекционерами, расцветет "черный" рынок"


"СБ": Археолог Игорь Марзалюк добился того, что в Могилеве задержали коллекционера, у которого изъяли редкую монету князя Владимира Святого. Завели дело. Но как доказать, что монета досталась собирателю не от бабушки, а из кургана?


О.Левко: Коллекционер являлся членом общества охраны памятников. Приезжал на раскопки старого Шклова. Марзалюк копал городище, а я рядом селище. А приехал тот собиратель старины к нам как хороший знакомый. И потом взял монету из раскопа на другом уже объекте, где работал Марзалюк.


"СБ": А когда его схватили за руку? При раскопках?


В.Сидорович: Нет, потом уже, когда пытался продать.


"СБ": Но как доказали, что он ее украл?


В.Сидорович: Удалось доказать, что он ее нашел именно в раскопе. Эта монета имела еще одну часть, которую коллекционер не обнаружил в земле. Деталь нашли исследователи на том же месте, где горе-археолог помогал, так сказать, копать. Эти части точно прикладываются друг к другу. Так что сомнений никаких нет.


"СБ": Андрей Петрович, к вам ведь немало вещей приносят на аукцион. Вы задаетесь вопросом, откуда у людей ценности?


А.Березин: Постоянно задаюсь. Ответ, как правило, один: наследство. От родителей или бабушки с дедушкой. Дело в том, что когда мы заключаем договор с владельцем, то оговариваем в договоре, что он несет ответственность за происхождение вещи.


О.Левко: А куда уходят те ценности, которые вы продаете?


А.Березин: И куда, по-вашему?


О.Левко: В частные руки. А не государству. А потом, что с ними станет, кто знает? Они могут просто уплыть за границу.


А.Березин: Каждую принятую и проданную вещь мы фиксируем в каталоге. Вы лучше скажите, почему государство не фиксирует все ценности?


О.Левко: Фиксирует все без исключения. А у вас в каталоге не видно происхождения вещи. Это, получается, самая настоящая барахолка.


А.Березин: Минуточку. Стало быть, все всемирно известные аукционы - тоже барахолки?


О.Левко: К сожалению, это так. Это способствует нелегальной торговле историческими ценностями.


А.Березин: Не будет аукционов - все, что сегодня проходит через аукционы, просто уйдет в тень. Исчезнут ценности, налогов не будет. Вы этого хотите?


"СБ": Помните, коллекционер принес так называемый пояс Витовта в музей, где его оценили, но не так высоко, как хотелось владельцу этой реликвии. Он сказал: "Извините", - и забрал пояс. Потом шедевр попал на хранение в частную фирму, пока не оказался на аукционе Андрея Петровича Березина. Национальные реликвии путешествуют по своеобразным маршрутам. Государство в силах контролировать эти "тропы"?


Н.Хвир: Нужно ужесточить контроль за всеми аукционными домами и всякими антикварными лавками. Ведь зачастую туда приносят предметы, которые могли быть добыты "черными копателями". А бывает, что и из церквей воруют и потом продают.


А.Березин: Во всех запретах нужна мера. Допустим, вы ужесточите законы. И что? Вы не увидите ни одного предмета на "белом" рынке. А так мы имеем достаточно прозрачную систему обращения исторических ценностей. Пояс, между прочим, был зарегистрирован в Министерстве культуры как историко-культурная ценность номер 3. Хозяин выставил его у нас на аукционе за 80 тысяч долларов. Все было законно. Вскоре к нам приехали литовцы. Хотели купить вещь, но я отказал в продаже, так как пояс не может быть вывезен за пределы страны. В то же время никто из белорусов не изъявил желания купить ценность. Как видите, все прозрачно.


К.Дежкунов: Если государство будет бороться с коллекционерами, ограничивать их, ставить барьеры на пути легального приобретения и владения предметами истории, торговли ими, расцветет "черный" рынок. Не будет коллекционеров, то есть тех людей, которые собирают коллекции в стране, все найденные предметы будут проданы и вывезены за границу.


"СБ": Наверное, пока не будет составлен полный список памятников истории и создана инспекция по их охране, все останется на уровне теории. В то же время мы выяснили, что вред курганам приносят не только и не столько "черные копатели", сколько бездействие местных властей, которые порой занимаются откровенным попустительством, запуская сельхозтехнику на объекты национального наследия. Пора принимать меры. Но не одним кнутом удастся решить проблему. Пусть и Институт истории совместно с Министерством спорта и туризма подумают: можно ли организовать археологический туризм? Интерес к истории в обществе есть. Но, конечно, увлеченность прошлым не должна вредить памятникам старины и граничить с уголовщиной. "СБ" еще вернется к теме "черной археологии". Очевидно, эта проблема возникла не вчера и, к сожалению, все еще актуальна.

Авторы публикации: Виктор КОРБУТ, Иван КИРИЛЕНКО

Фото: Александр КУЛЕВСКИЙ

Дата публикации: 06.05.2010
www.sb.by/post/99917/
Рейтинг: 0 Комментариев: 40
Читать далее (Просмотров: 1593)